Кузница смерти. Что не так с рядовым, якобы утонувшим в танке?

19.12.2017
Илья Горбунов

Родные военнослужащего не верят в официальную версию его гибели. Илья Горбунов отправился в армию из села Новая Погощь, что под Брянском, 7 ноября 2016. Мечтал связать свою дальнейшую судьбу с военной службой: после срочной хотел остаться по контракту. Но вернулся домой через три месяца — в гробу.

«Солдатские матери Санкт-Петербурга» объявляют сбор средств для оплаты работы адвоката по делу о гибели военнослужащего Ильи Горбунова. В организацию обратилась мама Ильи Надежда Качурина с просьбой содействовать справедливому расследованию причин гибели сына.

Обстоятельства его гибели вызывают немало вопросов.

После курса молодого бойца, с 14 декабря 2016 года Илья Горбунов служил в 8 танковой роте военной части 32010 Кантемировской дивизии.

По официальной версии, утром 6 февраля 2017 года старший лейтенант Олег Васильевич Леонтьев приказал рядовому Горбунову сесть в заведенный другим рядовым танк и ехать на танкодром. Илья якобы сел в танк Т-80У и повел его, будучи замыкающим в составе танковой колонны из четырех машин. Но, пересекая мост через небольшой ручей, он не справился с управлением и опрокинул танк. Машина упала на башню, а Илья, находившийся в отделении для механика-водителя с открытым люком, не сумел выбраться и утонул в заполнившей отделение воде с илом.

Мама погибшего, Надежда Егоровна Качурина, считает, что в официальной версии ни один конец с другим не сходится.

Что не так с Леонтьевым?

Чтобы водить танк, Илья должен был пройти курс обучения на механика-водителя, после чего танк требовалось официально за ним закрепить. Но Илья на водителя танка не обучался. Он вообще мало чему успел научиться: по рассказам родных, за неполных два месяца, что он провел в части, он только и делал, что стоял в нарядах.

Современные срочники имеют возможность рассказывать о своей жизни практически в режиме онлайн через мобильники и соцсети. «Если бы Илья хоть раз сел за управление танком, он обязательно бы об этом рассказал: он любил похвалиться своими успехами, постоянно писал «Вконтакте», что делал, — объясняет мама Надежда Качурина. — Но о вождении танка даже не заикался! С танками он соприкасался, только занимаясь мелким ремонтом: замена масла, фильтров».

6 февраля 2017 старший лейтенант Леонтьев должны был проводить на полигоне занятия по вождению танков. Следствие утверждает, что Леонтьев приказал Горбунову, который вообще ни разу в танк не садился, самостоятельно перегнать его на танкодром. При этом в танке Илья оказался в одиночестве.

Зачем Леонтьеву в принципе понадобилось делать такую глупость? Как утверждается в документах, танк завел рядовой Харитонов, механик-водитель. Харитонов же должен был, по приказу командира взвода, старшего лейтенанта Гончарова, вести танк на полигон.

Но Леонтьеву якобы вдруг понадобилось, чтобы Харитонов завел машину БРЭМ (бронированная ремонтно-эвакуационная машина). Харитонов пошел исполнять приказ. А раз один из танков остался без водителя, то Леонтьев, видимо, схватил за руку первого попавшегося рядового и засадил его в танк.

К счастью для российских вооруженных сил, никакой старлей не может просто так посадить кого попало за танковые рычаги и отправить, куда пожелает. При выезде из расположения части каждый танкист должен показать на контрольно-транспортном пункте (КТП) удостоверение механика-водителя и путевой лист.

«Старший лейтенант Леонтьев представил рядового Горбунова дежурному по КТП старшему лейтенанту Возжанникову А.Ю., введя последнего в заблуждение относительно наличия у Горбунова навыков управления танком, удостоверения механика-водителя и закрепления за ним данной боевой машины. При этом лейтенанту Возжанникову был представлен путевой лист на танк, в котором механиком-водителем был указан рядовой Горбунов», — пишет следователь военно-следственного отдела СК РФ по Наро-Фоминскому гарнизону лейтенант юстиции Харламов Н.В (Постановление о назначении технической экспертизы от 19 мая 2017 года).

То есть Леонтьев еще должен был подделать путевой лист, а потом обмануть Возжанникова — а последний, по версии следствия, ни о чем не догадывался, ведь проходит в деле свидетелем. В конце 2017 года почерковедческая экспертиза установила, что за Илью Горбунова в путевом листе расписывался другой человек.

Вообще Леонтьев за все время следствия являлся единственным подозреваемым — дело возбуждено в его отношении по ч. 2 ст. 293 УК РФ («Халатность, повлекшая смерть человека»). Возжанникова обманул. Старлей Гончаров, который изначально отдавал приказ Харитонову управлять танком — тоже ничего не знал о том, что на его месте оказался Илья.

Хотя подождите, как же он мог ничего не знать? Вот следователь Рачев уведомляет маму Ильи: «Старший лейтенант Гончаров показал, что рядовой Горбунов находился в танке в шлемофоне, когда выезжал из парка боевых машин» (письмо Рачева Качуриной Н.Е. от 30.06.2017 №3058). Про шлемофон — позже расскажем. Пока обратим внимание на сам факт: командир взвода видит, что одним из танков его взвода управляет вовсе не приписанный к танку Харитонов, а совершенно другой солдат. И ничего не предпринимает. И остается в деле свидетелем.

Ну хорошо, оставим пока Возжанникова и Гончарова. Зачем Леонтьеву все это понадобилось? Он что, с ума сошел — сажать необученного паренька управлять 46-тонной машиной? Никакого внятного ответа на вопрос о мотивах Леонтьева следствие пока не дало.

Кстати, насколько нам известно, Леонтьев при этом продолжает проходить службу в той же части.

Кантемировская дивизия

Кантемировская дивизия

Что не так с дорогой?

На танковый полигон из части ведет танковая дорога. Ее сложно спутать с какой-либо другой: на ней стоят предупреждения «Внимание, танки, танковая дорога». В сотне метров параллельно ей проходит другая дорога, такими знаками не оборудованная — и для танков собственно не предназначенная. Именно на этой, второй дороге расположен мост, где якобы перевернулся в танке Илья Горбунов.

Почему и кем был избран именно такой, неудобный и не подходящий маршрут? На этот вопрос следствие тоже пока что не дало никакого ответа.

Перевернувшийся танк, по словам военных, вытаскивали, растягивая на тросах. Вскоре после этого берег зачем-то засыпали грунтом, перемешанным со строительным мусором — так что, когда родные Горбунова приехали посмотреть на место, определить, где, как и что именно произошло, было уже невозможно.

Вызывает сомнение и возможность утонуть в ручье, куда Илья как будто бы уронил танк. По версии следствия, общая глубина водоема с илом составляла 177,9 см. По мнению родных погибшего, этот показатель сильно преувеличен: «Это не река и не ручей, а просто низкое место, куда может стекать вода после дождей и таянья снегов, — пишет в своих объяснениях мама. — Но 6 февраля стояли большие морозы, до 30 градусов, и такие водоемы обычно промерзают. В данном водоеме глубина не составляла и полуметра, и это в апреле, когда я туда приехала, после того как сошел снег и прошли дожди. Так где же тогда он мог утонуть?»

Удивительным оказывается просто перечисление всех версий, которые услышали родные о смерти Ильи.

«Когда 8 февраля привезли тело моего сына, командир батальона говорил, что Илья погиб «на слиянии двух озер». У меня есть диктофонная запись этого разговора. Никаких озер в тех местах вообще нет», — рассказывает Надежда Егоровна. Тогда же звучала версия о том, что Илья во время движения был вместе с неким командиром танка, и тот успел выпрыгнуть.

Командир 13 танкового полка, по словам родных, рассказал им по телефону, что «Илья пробовал заезжать на эстакаду, танк свалился, и Илью придавило люком, и от этого он умер». «Затем была еще версия, что танк упал в танковый ров, — дополняет мама — А военком Трубчевского района Тутенко С.А. мне сообщил, что Илья погиб в результате того, что его придавило аккумулятором».

Такое количество самых разнообразных вариантов гибели Горбунова само по себе наводит на размышления. При том что финальная версия также слабо выдерживает критику, родственники Ильи предполагают, что реальные обстоятельства его гибели вообще никакого отношения к танку и мосту не имеют.

 

Что не так с танком?

Перевернувшийся танк — зрелище достаточно необычное. Сейчас, когда у каждого солдата в кармане телефон с камерой, фото- и видеозаписей процесса его эвакуации должна была появиться масса. Но в деле, как утверждает ознакомившаяся с фототаблицами Надежда Качурина, фотографий очень мало.

В частности, нет вообще ни одного снимка, привязывающего ее сына к месту.

Фото перевернутого танка зимой есть, именно в этом месте, а вот фото тела Ильи в люке — нет. Нет и фотографии тела рядом с танком. Нет ни одного снимка того, как Илью извлекают из люка — а ведь, по последней версии следствия, это извлечение делали с помощью тросов.

Итак, какой-то танк действительно сверзился с того самого мостика. Но был ли в этом танке Илья? И когда вообще произошло это обрушение — действительно ли 6 февраля?

Эксперт Минобороны Виктор Мясоедов по постановлению следователя произвел экспертизу правил эксплуатации танка. В своем заключении он пишет, что танк «на момент его использования находился в технически неисправном состоянии». То есть ездить он был способен («мог быть использован на одной из учебных точек»), но «не мог быть задействован на занятиях по практическому вождению». Также эксперт указывает еще на целый ряд нарушений порядка обращения с боевой техникой: в частности, выход и возвращение техники в парк должны были осуществляться под руководством офицера из роты учебно-боевого вооружения и техники — то есть как раз такого специалиста, который следил бы за тем, чтобы танки с мостов не падали.

В результате эксперт устанавливает, кем именно были допущены эти нарушения. Помимо Лонтьева, он называет и старшего лейтенанта Гончарова, кроме того майора Башун И.Е. (и.о. командира сводного батальона), а также заместителя командира в\ч 32010 (без фамилии). Несмотря на то, что экспертиза была завершена в августе, на момент написания статьи (ноябрь 2017) данные лица не были привлечены следствием к делу.

Наконец, эксперт Мясоедов утверждает, что из собранных по делу документов очень многие моменты прояснить невозможно в принципе: «В деле отсутствует четкое понимание о проверке специальной комиссией готовности к занятиям, проверке технического состояния начальником КТП при выходе из парка танка Т-80У, медицинском освидетельствовании механика-водителя, проверке наличия документов, подтверждающих право допуска к управлению боевой машиной при выходе из парка».

Чтобы точно установить картину происшествия, следствие должно было либо найти все необходимые документы, либо — если таких документов никогда не существовало или они были уничтожены — сделать вывод о том, что в части творится полный бардак и делопроизводство ведется из рук вон плохо, а затем наказать виновных. На момент, когда дело попало к Виктору Мясоедову, расследование шло уже полгода — а все требуемые документы до сих пор не были собраны!

 

Что не так с телом?

Илья Горбунов

Илья Горбунов

Вскрытие установило, что смерь Горбунова наступила в результате «механической асфиксии в результате утопления» — это так называемое «сухое» утопление, то есть когда вода не попадает в легкие из-за ларингоспазма.

Данному диагнозу соответствуют многие факты из экспертизы (белая мелкопузырчатая пена во рту, грунт в трахее и пищеводе, эмфизема легких). Однако не все. Например, при сухом утоплении характерна сине-багровая окраска кожных покровов, особенно в верхних отделах тела, а также кровоизлияния в кожу лица и слизистую оболочку век, расширение сосудов белочной оболочки глаз.

Однако в экспертизе утверждается, что «кожные покровы сухие бледные», а не сине-багровые. Про лицо, шею и верхнюю треть груди сказано только, что они испачканы грунтом — но ни слова о следах кровоизлияния. Склеры глаз «сероватые, мутные, роговицы мутные» — и ничего нет о расширенных сосудах, то есть покраснении глаз. Все это можно увидеть и на фотографиях трупа. Так все-таки — Горбунов действительно утонул, или умер как-то иначе?

При этом в экспертизе почему-то ничего не сказано о том, что у Ильи была сломана рука — хотя, по словам Качуриной, этот факт недавно признал следователь. Как такое можно было упустить при вскрытии?

При этом на теле есть множество повреждений, которые могли появиться как в результате падения внутри танка, так и в ходе избиения: ссадины и раны на лице, руках и ногах.

Наконец, еще один интересный момент, связанный с качеством работы следствия. Из экспертизы: «При исследовании специально подготовленного военно-следственным отделом образца воды, набранной с места обнаружения трупа, диатомовые водоросли не обнаружены».

Тест на диатомовые водоросли всегда проводится при подозрении на утопление. В теле Ильи их не нашли, что естественно при «сухом» утоплении.

Но как можно было так забрать пробу воды из ручья, чтобы в ней не оказалось диатомовых водорослей? Ведь они живут фактически везде, вегетируют при температуре 0–70 градусов, а в состоянии покоя могут переносить и более низкие температуры. Поэтому зима для них — не проблема, если водоем не промерз до дна. Или он все-таки промерз, как подозревает Надежда Качурина, и в нем вовсе невозможно было ни утонуть, ни взять пробу воды? Так откуда на самом деле брали эту пробу?

В контексте вещественных доказательств возникает и вопрос о шлемофоне, в котором, как утверждают свидетели, Илья выехал из части. На фотографиях тела в момент, когда его якобы только что извлекли из воды, шлемофона на Горбунове нет. В устных беседах с Качуриной следователи, по ее словам, объясняли ей, что Илья снял шлемофон, и тот где-то затерялся при подъеме танка.

Звучит абсурдно — зачем бы ему снимать шлем в 30-градусный мороз, если он ехал с открытым люком?

Сейчас мама требует провести эксгумацию и повторную экспертизу трупа, а также ознакомить ее со всеми вещественными доказательствами, что есть в деле — в частности, со всей одеждой, что была на Илье в момент смерти.

 

Что не так со временем?

Согласно письму руководителя ВСО СК РФ по Наро-Фоминскому гарнизону Островского А.И., все началось около 9 утра: В это время Гончаров отдал приказ Харитонову завести танк. И, когда он его завел, «в этот момент к нему подошел Леонтьев» и заставил пересесть в БРЭМ. «Вслед за этим Леонтьев отдал находившемуся в непосредственной близости Горбунову устный приказ о назначении того механиком водителем танка Т-80У».

В постановлении о признании Надежды Качуриной потерпевшей следователь Рачев пишет: «Около 7 часов 30 минут Леонтьев отдал Горбунову устный приказ осуществить управление танком. В дальнейшем, около 9 часов, представил Горбунова на КТП Возжанникову».

В заключении судмедэкспертизы обстоятельства дела описываются следующим образом: «Около 11 часов 06 февраля 2017 года рядовой Горбунов И.А. в составе колонны из 4 танков Т-80 выдвинулся из парка учебного центра в направлении танкодрома».

Так когда же все это происходило — в 7, в 9 или в 11? Откуда такое расхождение во времени?

По мнению Надежды Качуриной, нестыковки в показаниях вполне могут быть связаны с тем, что ее сын погиб намного раньше — возможно, накануне, 5 февраля.

Качурина показывает, что 5 февраля 2017 Илья в 21.00 вышел в социальную сеть «Вконтакте», переписывался с девушкой. В этот день его брату Кириллу исполнялось 19 лет, и они рассчитывали пообщаться. В 22.05, когда Кирилл вошел в сеть, Илья успел написать только: «Привет!» — и связь резко оборвалась. «Кирилл очень долго ждал, когда Илья снова зайдет на свою страничку, но он больше не заходил, — пишет мама. — И утром 6 февраля тоже не заходил, хотя он заходил регулярно каждый день после подъема: в 6.40 ему написала девушка, с которой он общался накануне, Илья так и не ответил. Я считаю, что вечером что-то произошло, какая-то внештатная ситуация, ведь это было воскресенье. Илья говорил о том, что там часто пьют. Я предполагаю, что могла быть пьяная драка».

Этой версии добавляет очков тот факт, что, по словам Качуриной, вечером 5 февраля в расположении части, где служил Илья, должны были находиться его земляки из Брянска, с которыми он проходил курс молодого бойца. Зная характер своего сына, Надежда Егоровна уверена: если бы в части начался конфликт, Илья наверняка вступился бы за своих знакомых.

Наро-Фоминск

Что не так с в\ч 32010?

Из заявления Надежды Качуриной: «18.07.2017 Илья звонил мне и говорил, что он никогда в этой части не останется по контракту: “Вы не представляете, что тут происходит”». Тогда мама не могла понять, с чем связано такое ультимативное решение сына.

Позже выяснилось, что 17 января был обнаружен труп рядового Афанасьева С.А. — якобы он отравился угарным газом при использовании неисправного генератора горячего воздуха в ночь с 16 на 17. Илья Горбунов с ним дружил, ходил с ним в наряды и был одним из тех, кто утром 17-го заметил, что Афанасьева нет в части, и отправился его искать. Возможно, к 18 января он выяснил настоящую причину смерти Афанасьева?

Через две недели, 6 февраля, как мы знаем, «утонул в танке» Илья Горбунов.

Два месяца спустя, 18 апреля 2017 года отравился угарным газом еще один рядовой из той же части — рядовой Евгений Кононов. Тела Кононова, прапорщика Фомкина и девушки — местной жительницы — были обнаружены в гараже, в автомобиле «Тойота Королла».

«Кононов рассказывал маме по телефону незадолго до своей смерти, что после гибели Ильи он с еще несколькими военнослужащими, и с Фомкиным в том числе, всю ночь занимались переписыванием каких-то документов Ильи, — рассказывает Надежда Качурина. — А потом Кононов внезапно умер».

Теперь родители Кононова и Надежда Егоровна хотят провести новую почерковедческую экспертизу: если путевой лист Горбунова подписывал другой человек, может быть это делали как раз Кононов или Фомкин?

В марте чудом остался жив еще один военнослужащий части 32010 — также знакомый со всеми ранее погибшими, Виктор Никульченков. Сейчас он проходит лечение.

По мнению Надежды Качуриной, только слепой не заметит этой очевидной последовательности смертей: Афанасьев — Горбунов — Кононов, Фомкин. Одно безнаказанное преступление влечет за собой другое.

Хотя, конечно, существует и другое объяснение: военнослужащие российской армии просто фанатеют от угарного газа и пытаются надышаться им при каждой возможности, попутно разъезжая на танках, которыми не умеют управлять. Следствие, похоже, считает более правдоподобным именно последний вариант.

«Мне спрашивают — ты не боишься? — говорит мама. — А чего мне бояться? Я уже наполовину мертва, раз мой сын лежит в земле. А чего вы, мол, хотите добиться? Все просто: чтобы матери не получали груз 200. Остановить эту кузницу смерти».

Текст: Анджей БЕЛОВРАНИН

Вы можете помочь собрать деньги на адвоката одним из следующих способов:

RUR

Представьтесь, пожалуйста

X

Публичная оферта о заключении договора пожертвования

Настоящая публичная оферта («Оферта») является предложением Санкт-Петербургской Региональной Общественной Правозащитной Организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» (далее – «Организация» заключить с любым лицом, кто отзовется на Оферту («Донором»), договор пожертвования («Договор»), на условиях, предусмотренных ниже.
Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Оферта действует бессрочно. Организация вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.
Местом размещения Оферты считается город Санкт-Петербург, Российская Федерация.
Сумма пожертвования: сумма пожертвования определяется Донором.
Назначение пожертвования: Благотворительное пожертвование на содержание и уставную деятельность организации.
Договор заключается путем акцепта Оферты Донором.
Оферта может быть акцептована Донором путем перечисления денежных средств в пользу Организации платежным поручением.
Датой акцепта Оферты и, соответственно, датой заключения Договора является дата поступления денежных средств от Донора на расчетный счет Организации.
Совершая действия, предусмотренные данной Офертой, Донор подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящей Оферты, целями деятельности Организации, осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящей Оферты
Настоящая Оферта регулируется и толкуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.

С помощью сервиса CloudPayments

Поделиться (получить код для вставки)

Предварительный просмотр